Эх, дороги!

22 июня 1865 года на первом заседании Верейского земского собрания с обширным докладом о состоянии дорог выступил уездный исправник Александр Логинович Линев.

С. Коровин. В дороге. 1902. Государственная Третьяковская Галерея

clip_image002

Первоочередного внимания земства требовали шесть уездных дорог, длина которых составляла более 133 верст. Юго-западная часть Верейского уезда при наибольшей плотности населения имела незначительные дороги, которые проходили «по легчайшим к исправлению грунтам». Восточная часть от селения Нары — по Подольскому тракту была малонаселенной. Путь, проложенный по труднейшему грунту среди лесов и болот, был «весь в гатях». Уездные дороги проходили по части Кубинской и Петровской волостей, а в Богородской и Капанской волостях были только проселочные дороги, передвигаться по которым можно было лишь в сухую погоду.

Земство не располагало большими средствами, а их на содержание 47 мостов и 79 труб для стока воды на уездных дорогах требовалось до 1600 руб. ежегодно. И паромная переправа через Протву обходилась недешево. Даже на временный перевоз в полую воду весной через Истьму ежегодно тратилось около 20 рублей. Поэтому, чтобы снизить затраты, гласные поддержали предложение председателя земской управы Петра Ивановича Мейнике перевести в разряд проселочных, незагруженную уездную дорогу на Медынь, недавно исключенную из разряда торговых. Но предложение Московской строительной комиссии о строительстве новой дороги от Вереи до станции Шелковка московско-брестской железной дороги вызвало разные мнения. Ташировский помещик Владимир Карлович фон Шлиппе заметил, что существующая дорога от Вереи на станцию Кубинское для многих удобна и нуждается лишь в незначительной починке, а новая дорога потребует значительных средств. Мейнике парировал: «Почта из Шелковки будет доставляться в Верею, а не в Можайск».

Но все же строительство новой дороги решили отложить и заняться починкой полотна имеющихся дорог, в которой по составленному управой расписанию должно участвовать определенное количество крестьян. Прежде все исправления велись самими крестьянами, за которыми были закреплены определенные участки уездных дорог. Дорожная повинность на 1866 г. предполагала выполнения работ на 6 тысяч рублей, а всего в расписание дорожных повинностей вошло 20 тысяч крестьян. При обсуждении вопроса мнения гласных разделились. Одни считали, что крестьянам проще самим участвовать в ремонте дорог, другие предлагали собирать на ремонт определенную сумму и нанимать работников. Так, в 1864 году до 3470 крестьян нанимали за себя посторонних работников для исправления дорог, уплатив около 740 рублей или 21 копейку с одной души. При этом некоторые землевладельцы помогали материалами, а Губернская Строительная комиссия брала на себя строительство мостовых сооружений.

Князь Александр Алексеевич Щербатов предложил: «Крестьяне пусть чинят натурой, а владельцы выделяют деньги». На это Мейнике заметил: «Ежегодно на починку мостов и труб по уезду и содержание парома на Протве требуется 1500 рублей». Князь Мещерский и Шлиппе сомневались, что «крестьяне хорошо починят дороги, а их надо улучшать». Князь Щербатов считал, что «управа должна наблюдать и понуждать крестьян, но требовать от крестьян строительства шоссе невозможно!» Гласные от сельских обществ Садиков и Филиппов заявили: «Крестьянам удобнее отбывать повинности натурой, а не деньгами».

После споров решили пока все оставить по-старому, но обратиться в губернское земство с ходатайством о переводе дорожной повинности из натуральной в денежную повинность. А ремонт мостов и труб возложить на владельцев земли разных сословий, так как потребуется и лесной материал, которого крестьяне не имеют.

Дорогу от деревни Ожигова на Мамыри, прежде исключенную из разряда уездных, было предложено приписать к повинностям Петровской волости, так как этой дорогой постоянно пользовались. Остальные крестьяне были расписаны по участкам для починки шести уездных дорог.

Князь Щербатов предложил: «Если крестьяне плохо отремонтируют дорогу, пусть управа на их счет наймет посторонних подрядчиков». А Мейнике уточнил: «Необходимо произвести оценку каждого участка дороги и назначить выкупную цену. Если крестьяне не согласятся платить, то пусть чинят натурой, а согласятся – управа починит дороги по найму».

Степень починки договорились устанавливать на практике. Те крестьяне, кому не понравится принятое решение, могут заявить свое мнение земскому собранию. А гласным собрания поручалось докладывать о состоянии дорог, по которым они будут проезжать.

Продолжая свое выступление «о лучшем устройстве дорог», Линев предложил на основе тракта Верея — Москва, который шел через село Маурино, строить шоссе от Вереи до станции Кубинское и взимать с этой целью с жителей уезда ежегодно 5 тыс. руб. На это князь Щербатов заметил: «1 верста шоссе по Можайскому тракту обходилась в 5 тысяч рублей серебром», а Шлиппе быстро подсчитал: «Потребно 133 года, чтобы в уезде получить желаемые хорошие дороги».

Запись опубликована в рубрике Земство. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*