Являл повсюду отличную храбрость и мужество

 

Сеславин – где не пролетит

С крылатыми полками,

Там брошен в прах и меч, и щит,

И устлан путь врагами.

Жуковский. «Певец во стане русских воинов».

Гости, приглашенные в роскошный дом юного графа Дмитрия Николаевича Шереметьева,(1) с уважением и любопытством посматривали в сторону бравого генерала, в честь которого был устроен торжественный обед. Неожиданно занавес на одной из стен раздвинулся, и перед изумлёнными зрителями предстала картина, запечатлевшая один из знаменитых решающих эпизодов Отечественной войны 1812 года. Копии этой картины, очевидно, выполненной крепостным художником графа Шереметьева вскоре появились и в других великосветских гостиных. А портреты героя Отечественной войны 1812 года генерал-майора Александра Никитича Сеславина и его изображения в разных боевых действиях можно было увидеть в крестьянских избах и на постоялых дворах самых отдалённых губерний. Под одним из портретов была следующая подпись: «Храбрый генерал-майор Сеславин, командир Сумского гусарского полка, отличившийся в достопамятнейшем походе 1812 года партизанскими делами. Он первым известил главнокомандующего армии о намерении неприятеля идти из Москвы в Калугу и тем содействовал к предупреждению его под Малоярославцем, которое имело следствием постыдную и гибельную для французов ретираду». Память о Сеславине вечно хранят воспоминания его боевых товарищей, строчки стихов Жуковского и Фёдора Глинки, улица Сеславинская в Москве. Имя героя выбито на стене музея «Бородинская панорама».

image

Картина неизвестного художника. Подвиг капитана А.Н.Сеславина в 1812 году. Начало XIX века. Копия. Наро-Фоминский историко-краеведческий музей

 

Александр Никитич Сеславин (1780-1858) родился и провёл своё детство в небогатом имении отца поручика Никиты Степановича Сеславина, который после выхода в отставку, был назначен городничим Ржева. В семье, кроме Александра, росли трое сыновей и шесть дочерей. Лучшие годы жизни А.Н.Сеславин посвятил защите Отечества. Получив военное образование в артиллерийском и инженерном Шляхетном кадетском корпусе, он в 1798 году начал свою службу в гвардейской конной артиллерии.(2) И уже в сентябре 1800 года его «усердная и ревностная служба» была отмечена Павлом I Мальтийским орденом.(3) Сменивший отца Александр I тоже заметил рвение Сеславина и в 1806 году объявил ему «своё удовольствие» за сохранность орудий во время морского похода 1805 года в Ганновер.(4)

Первое боевое крещение поручик гвардейской конно-артиллерийской роты Сеславин получил 29 мая 1807 года в битве при Гейльсберге, где он героически исполнил приказ Ермолова, не заботиться о сохранности пушек, а «в самом близком расстоянии последними выстрелами заплатить за себя». После подписания Тильзитского мира Сеславин, награждённый орденом Владимира 4 ст., оставляет военную службу по состоянию здоровья и нужды в средствах. Но в 1810 году он поступает волонтёром в Молдавскую армию, а затем в корпусе генерала Ф.П.Уварова воюет с турками за Дунаем. Меткие выстрелы его орудий заставили неприятеля «отступить и скрыться» с крепостного вала Разграда, за что наградой Сеславину стал орден Св.Анны 2 ст. За отличие, проявленное при отражении одной из атак турок во время осады Шумлы, Сеславина произвели в штабс-капитаны. Во время штурма крепости Рущук на берегу Дуная он возглавлял одну из наступавших колонн и одним из первых поднялся на крепостной вал, но был тяжело ранен. Турки яростно оборонялись, и, понеся тяжёлые потери, русские войска отступили. Сеславин получил чин капитана. Но ему пришлось долго лечиться: турецкая пуля пробила его правое плечо и раздробила кость, а от падения в крепостной ров у него открылось горловое кровотечение. По возвращении в строй в конце 1811 года лейб-гвардии конной артиллерии капитан Сеславин 2-й(5) был назначен адъютантом к военному министру М. Б. Барклаю-де-Толли, который сам выбрал Сеславина за его заслуги.

image

Дж.Доу. Генерал-майор Александр Никитич Сеславин. 1823.Эрмитаж

 

Недаром помнит вся Россия!

В ночь на 12  июня 1812 года Великая армия Наполеона перешла Неман. Основной удар неприятеля приняли на себя 1-я и 2-я Западные армии под командованием генералов М.Б. Барклая-де Толли и П.П. Багратиона. 16 июня 1812 года 1-я Западная армия оставила Вильну. С большим риском, на территории занятой врагом, небольшой отряд казаков под началом Сеславина разыскал и вывел из окружения войска генерала Дорохова, с которым была потеряна связь. Во время отступления армии Сеславин, командуя артиллерией, проявил себя в арьергардных боях у Полоцка и Витебска.(6) При обороне Смоленска Сеславин участвовал в рукопашном бою, когда враг пытался захватить батарею и командующего обороной генерала Дохтурова; возглавлял штыковую атаку егерского батальона арьергарда, вместе с гусарами бросался в атаки на вражескую кавалерию. Затем в составе арьергарда отступавшей из Смоленска армии за две недели побывал в 11 боях. 23 августа во время кавалерийской атаки Сеславин был ранен пулей в ногу, но уже на следующий день участвовал в ожесточённом сражении при Колоцком монастыре. Командовавший арьергардом генерал-лейтенант Коновницын, отмечал, что Сеславин «был первый во всех опасностях и из сильнейшего огня выходил всегда последним».

26 августа  во время Бородинской битвы штаб Барклая-де-Толли, который командовал правым крылом и центром русских войск и адъютантом которого вновь стал А.Н. Сеславин, находился у деревни Горки. Около 11 часов Сеславин, ведя две конно-артиллерийские роты, увидел, что Центральная батарея захвачена врагом. Он повёл в штыковую контратаку пехотную колонну. При поддержке Левенштерна и Ермолова враг был сброшен с кургана, а бригадный генерал Бонами взят в плен. Едва артиллерийские роты, приведённые Сеславиным, успели занять позицию, как попали под перекрёстный огонь более ста вражеских орудий, бивших с Семёновских высот и от Бородина. Но разбитые орудия заменялись другими, и оставшиеся в живых артиллеристы продолжали сражаться. Около двух часов дня по приказу Наполеона кавалерия Евгения Богарнэ вновь атаковала Центральную батарею. Его встретила отборная кавалерия, которую возглавил сам Барклай-де-Толли, в сопровождении Сеславина и немногих оставшихся адъютантов. В жестокой битве смешались пехота, конница и артиллерия. Неприятельская конница отступила около пяти часов. А артиллеристская дуэль продолжалась…

К вечеру из 12 адъютантов, находившихся при генерале Барклае-де-Толли с начала битвы, в строю осталось только трое: А.А. Закревский, раненые Левенштерн и Сеславин. В страшной битве чудом уцелел и верный конь Сеславина Черкес. Александр Никитич Сеславин в числе немногих особо отличившихся генералов и офицеров стал кавалером одного из почетнейших орденов — Святого Георгия 4-й степени. Орденская грамота гласила: «…несмотря на полученную Вами рану пулею, участвовали в сражении… 26-го числа, быв употребляемы для распоряжения и перемещения артиллерии под жестоким неприятельским огнем, и потом, когда отнята была Центральная батарея, бросились на оную из первых и до самого окончания сражения являли повсюду отличную храбрость и мужество».

image

А.Н. Сеславин. Гравюра И.И.Матюшина.1889

 

«Являл повсюду отличную храбрость и мужество»

Кто там, на дереве сидит

И, пепельной золой покрыту,

Москву святую сторожит?

Кто так искусно нам даёт правдивы вести?

Он храбр и прям, как меч! Ни трусости, ни лести!…

Героям древности он благородством равен,

Душой прямою россиянин,

О нём вещал бы нам и предок-славянин:

«Се — славен!»

Ф.Н.Глинка. Партизан Сеславин. Между 1812-1825

Кутузов, расположившись с армией в Тарутино, окружил Москву небольшими армейскими отрядами – «партиями». Сеславин был назначен командиром партии, состоящей из 250 донских казаков войскового старшины Гревцова и I эскадрона Сумского гусарского полка во главе со штабс-ротмистром Александром Алферовым. С ним и поручиком Елизаветградских гусар Николаем Редкиным, которого Сеславин взял в партизанский отряд, он был знаком по арьергардным делам. Штабным офицером отряда стал юный прапорщик лейб-гвардии Литовского полка Александр Габбе – будущий верный адъютант Сеславина. Вместе с приказом «действовать более на фланг и тыл неприятельской армии», Сеславин получил полную самостоятельность в своих действиях.

image

Портрет А.Н. Сеславина. Гравюра И.В. Ческого. 1820-1830гг

В ночь на 1 октября партизаны вместе с проводниками-крестьянами покинули Тарутинский лагерь и пошли лесами и оврагами на север, к Москве. Взятые во время стычки 2 октября пленные фуражиры рассказали, что отряд генерала Орнано (4 кавалерийских полка, 2 батальона пехоты и 8 орудий), прикрывающий крупный обоз, остановился в селе Вязёмы на Можайской дороге. Крестьяне провели отряд глухими лесными тропами. Но Орнано успел покинуть Вязёмы, чтобы через село Фоминское выйти к Верее и далее к Смоленску. Отряд Сеславина, идя лесами, 4 октября догнал французов. Пропустив пехоту и часть кавалерии через сельцо Быкасово, партизаны атаковали врага, уничтожив до 300 человек, в том числе генерала, полковника и нескольких офицеров, и вывели из строя лошадей и упряжь обозов. Французы открыли орудийный огонь, а пехота перешла в наступление. Под угрозой окружения партизаны лесами отступили к реке Наре в трёх верстах от Фоминского, где неприятель остановился на ночь. Как сообщалось в донесении Кутузову, «Дельце было порядочное и горячее». Потери с нашей стороны составили около сорока человек. Партизаны ночевали в небольшой деревушке, окружённой лесами и болотами. Несколько десятков крестьян явились туда с просьбой дать им оружие. Выдав трофейное оружие, Сеславин поручил им вести разведку неприятеля.

Утром следующего дня партия Сеславина у села Атепцева встретила отряд Фигнера, который в тумане принял их сначала за французов. Позднее Фигнер рассказывал о впечатлении от первой встречи с Сеславиным: «Сеславин приятный, веселый в обращении, умный, рассудительный как «старый». Было решено вместе на рассвете вновь напасть на отряд Орнано. Ночью партизаны расположились в засаде у дороги, идущей из Фоминского через лесную просеку. На рассвете 6 октября при выходе отряда Орнано из села Фоминского партизаны, пропустив кавалерию, попытались отрезать пехоту, но та успешно отстреливалась, а ей на помощь спешила кавалерия. Под огнём пушек противника конные отряды Сеславина и Фигнера отступили и скрылись в лесу.

image

Карта Московской губернии 1774 год

В тот же день произошло Тарутинское сражение, в котором русские войска нанесли поражение авангарду Мюрата. 7 октября Великая армия оставила Москву и двинулась по Старой Калужской дороге, ведущей к Тарутинскому лагерю. Наполеон собирался в случае преследования Мюрата русской армией атаковать Кутузова. Но победители вернулись в свой лагерь. А Наполеон, дойдя до Красной Пахры, перешёл реку Пахру и её правым берегом двинулся к Новой Калужской дороге, чтобы скрытно от русских пройти на Калугу.

7 октября после поиска у Фоминского Сеславин прибыл в Тарутинский лагерь просить увеличения своей партии. Кутузов ласково его принял. Он утвердил все его представления к наградам и приказал усилить отряд двумя эскадронами Ахтырских гусар и ротой 20-го егерского полка.

В этот же день Дорохов, стоявший у деревни Котово, сообщил о появлении у Фоминского, где по-прежнему стоял отряд Орнано, пехотной дивизии Бруссье и просил подкрепления, чтобы атаковать противника. К нему направили два пехотных полка. Но 9 октября Дорохов, предположил, что «сие действие неприятеля может быть предварительным движением целой его армии на Боровск». Поэтому ненастным утром 10 октября из Тарутинского лагеря в тайную экспедицию выступил пехотный корпус Дохтурова, усиленный лёгкой гвардейской кавалерией, артиллерией и казаками. Дохтурову, было приказано, пройдя через Аристово на Фоминское и соединившись с отрядами Дорохова, Сеславина и Фигнера, действовать «сообразно с обстоятельствами».

Сделав тяжёлый переход по размытой осенним дождём просёлочной дороге, войска Дохтурова вечером 10 октября стали биваком у села Аристово. Чтобы не встревожить противника, костров не разводили. Около семи часов вечера прибыл Дорохов, который сообщил, что около Фоминского видны огни неприятельских биваков, но лес не позволяет определить силы противника. Время приближалось к девяти вечера, когда в Аристово появился Сеславин с пленными французами.

Несмотря на то, что переправы через реку Нару тщательно охранялись, Сеславин с несколькими казаками и гусарами сумел перейти реку и подойти к Новой Калужской дороге между Фоминским и Быкасовым. В четырех верстах от Фоминского разведчики приблизились к дороге. Над ней стоял гул, характерный для движения больших масс войск. Сеславин влез на дерево, на котором еще оставались листья. «Я стоял на дереве, — вспоминал Сеславин, — когда открыл движение французской армии, которая тянулась у ног моих, где находился сам Наполеон в карете. Несколько человек отделилось от опушки леса и дороги, были захвачены и доставлены светлейшему в удостоверении в таком важном для России открытии, решающем судьбу Отечества, Европы и самого Наполеона…»

Захваченный партизанами гренадёр Старой гвардии рассказал: «Уже четыре дня, как мы оставили Москву… Завтра главная квартира императора в городе Боровске. Далее направление на Малоярославец».* (Дохтуров указал также в своём донесении, что, по словам пленных, корпус маршала Нея, две дивизии гвардии и Наполеон расположились на ночлег в селении Быкасове). Услышав это известие, Кутузов произнес знаменитые слова: «Россия спасена»!

image

Из набора открыток 1812 года

С этого времени фельдмаршал называл гвардейского капитана Сеславина не иначе, как «Александр Никитич». Сеславин и в дальнейшем умело сочетал действия своего отряда со стратегическими и тактическими замыслами главного командования. И даже давал советы вышестоящим командирам и самому Кутузову. 19 октября он рапортовал Коновницыну: «… наша армия не успеет упредить неприятеля в Вязьме, ежели не пойдет форсированным маршем… облегчите солдат, снимите с них ранцы и идите налегке, рассчитайте марши, может быть, упредите и в Вязьме неприятеля…»

22 октября отряды Сеславина и Фигнера вместе с передовыми частями русской армии сражаются в окрестностях Вязьмы. Вечером Сеславин на своём Черкесе проехал по городу, но в суматохе французы не обратили на него внимания. На выезде из города он стал махать фуражкой нашим войскам. Без приказа все войска двинулись к нему с криком: «Вот наш Георгий храбрый на белом коне!» Неприятель дрогнул, и русские солдаты освободили Вязьму.

27 октября в селе Дубосищи Сеславин и Фигнер впервые встретились с Денисом Давыдовым. На рассвете партизаны атаковали в селе Ляхово двухтысячную бригаду генерала Ожеро. С докладом государю о славной победе партизан, в которой особенно отличились гусары и артиллеристы Сеславина, был отправлен Фигнер. Его отряд временно перешёл в подчинение Сеславина, с которым принял участие в десяти боевых «делах» и дошёл до Вильны.

Беспокоя врага в окрестностях села Красного, Сеславин собирал ценные сведения и передавал их в штаб Кутузова, а также способствовал координации совместных действий русских войск, что было необходимо для успеха в будущей операции. После трехдневного сражения под Красным наполеоновская армия, потеряв целый корпус и почти всю артиллерию, бросилась к реке Березине. Сеславин утром 15 ноября открыл сообщение с армией Витгенштейна, а в ночь с 15 на 16-е отряд Сеславина освободил Борисов, взяв в плен 3 тысячи человек и установив связь с армией Чичагова. Вечером 23 ноября отряд Сеславина ворвался в город Ошмяны и, застав неприятеля врасплох, сжёг запасы продовольствия. Но силы были неравны, и Сеславин оставил город. А спустя час в Ошмяны въехала карета императора, который, бросив остатки своей армии, отправился в Париж. «Наполеон благополучно доехал до Ошмян, — писал французский историк Шамбре, — но легко, однако, мог попасть в руки Сеславина».

Морозным днём 27 ноября отряд Сеславина дважды атаковал арьергард противника у заставы Вильны, захватив у врага шесть орудий и знамя. Во время третьей атаки Сеславин был тяжело ранен в левую руку. Характер ранения был таким же, как и на правой руке: пуля раздробила кость и прошла навылет. Свой рапорт о сражении Сеславин завершил словами: «рекомендую весь отряд мой, который во всех делах от Москвы до Вязьмы окрылялся рвением к общей пользе и не жалел крови за отечество».

На следующий день в Вильне Сеславин узнал о своем производстве «за отличные подвиги» в полковники, назначении командиром Сумских гусар и флигель-адъютантом царя. Тяжелая рана долго не заживала. Полковник Сеславин вернулся в действующую армию во второй половине 1813 года.

В заграничном походе

По возвращении в действующую армию полковник Александр Никитич Сеславин был назначен командиром Сумского гусарского полка. 10 августа 1813 года его «летучий» отряд, сопровождавший Богемскую армию союзников в её походе к столице Саксонии, обнаружил 3 тысячи пехотинцев и 450 кавалеристов противника. Два эскадрона сумцев рассеяли полк неприятельских драгун и заставили отступить пехоту. 13 августа полк Сеславина в составе авангарда корпуса Витгенштейна отличился в бою близ Дрездена. Сумцы вместе с гродненскими гусарами стремительной атакой расстроили ряды драгун Мюрата и отбили четыре орудия. После неудачного штурма города Богемская армия бесславно отступила, и полк Сеславина, находясь теперь в ариергарде, сдерживал наступавших французов.

Во время нового наступления в Саксонию сумские гусары опять были впереди. Наконец, корпусу Витгенштейна дали передышку. Горячие ванны и минеральные источники курорта Теплице принесли Сеславину, страдавшему от ран, некоторое облегчение. Здесь же он узнал о своём производстве в генерал-майоры. Не знаменитое родство, а многочисленные боевые заслуги и незаурядные способности позволили ему всего за два с небольшим года пройти путь от гвардейского капитана до генерал-майора. Считается, что в это время французский художник-график Луи де Сент-Обен сделал один из первых портретов прославленного героя.

Луи де Сент-Обен. Генерал А.Н. Сеславин. 1813

Портрет генерала А.Н. Сеславина. Луи де Сент Обен. 1813

2 октября у местечка Либертвольквиц южнее Лейпцига состоялось грандиозное кавалерийское сражение. Сумцы стояли на правом фланге колонны Палена. Увидев, что французские драгуны — ветераны Испании устремились на русскую батарею, выдвинувшуюся вперёд без прикрытия, Сеславин повёл своих гусар навстречу неприятелю. Батарея была спасена. Но на сумцев налетели другие вражеские кавалеристы. На помощь гусарам пришли прусские драгуны, уланы и кирасиры, а на смену отброшенному противнику — новые французские полки… После нескольких часов кровавого сражения, в котором участвовало 14 тысяч всадников, конница Мюрата отступила. Поразительно, но в тот день полк Сеславина понёс незначительные потери — жизнь многих гусар спасли… украшенные толстыми шнурами ментики, которые командир приказал надеть по случаю холодной погоды.

Лейпцигская «битва народов», решившая судьбу империи Наполеона, длилось три дня. «Генерал-майор Сеславин оказывал во всех случаях примерную неустрашимость и отличную предприимчивость, наносил большой вред неприятелю и чем более предстояла опасность, тем более оказывал присутствие духа и благоразумия», — писал в представлении об отличившихся в сражении главнокомандующий русско-прусских войск Барклай-де-Толли.

В кампании 1814 года генерал Сеславин снова возглавил отдельный отряд, состоящий из трёх эскадронов сумских гусар, четырёх казачьих полков и взвода донской конной артиллерии при трех орудиях. Всего около 1500 человек. Отряд Сеславина, собирая сведения о противнике для командования Богемской армии, совершал рейды в тылу неприятеля и ежедневно вступал в бой. В феврале журнал военных действий сообщал: «Генерал-майор Сеславин занял… Монтаржи, овладел каналом, соединяющим Луару с Сеною, сжег все захваченные на нём суда, сломал шлюзы и таким образом отнял у Парижа способы продовольствия со стороны южной…» Уже тогда Париж мог бы сдаться, но Александр I, весьма довольный случившимся, приказал: «стараться не наносить вреда мирным жителям».

Отряд Сеславина участвовал в сражениях при городе Бриенне, у селения Ла-Ротьер, близ Лаферт-сюр-Об, при Арси и, наконец, 13 марта — у селения Фер-Шампенуаз под Парижем. Французский историк Кох сообщал, что при появлении отряда Сеславина «артиллерия, конница, пехота, все стремглав бежало». 19 марта русские войска торжественно вступили в Париж. «Далекий путь от Фоминского в глубь Франции Сеславин прошел с такою же честию, с какою совершило этот путь знамя храбрейшего из русских полков: древко надрублено саблями, герб проколот штыком, но прикосновение неприятельских пальцев не осквернило ни древка, ни герба», — писал один из современников генерала.

Подвиги Сеславина в заграничном походе были отмечены высшей степенью ордена Св.Анны, иностранными орденами: австрийским — Марии-Терезии и прусским — Красного орла. А «храбрейший из русских полков» Сумской гусарский полк получил знаки «отличия» на кивера и георгиевские штандарты. В 1912 году по случаю юбилея Отечественной войны 1 гусарский Сумской полк «повелено было» именовать 1 гусарский Сумской генерала Сеславина полк.

Слава победителям!

В отечестве с ликованием встретили победителей. Имя Сеславина, как и имена других героев 1812 года, было у всех на устах. В знак монаршей милости Сеславин получил в аренду на 12 лет казенное имение с ежегодным доходом в тысячу рублей серебром, начиная с 1818 года. Позднее царь, узнав о бедственном положении Сеславина во время лечения за границей, «снисходя на отличную службу и болезненное состояние, происходящее от полученных им в сражении ран», пожаловал ему 8 тысяч рублей. Несколько лет Сеславин лечился и путешествовал по Франции, Швейцарии, Италии, Англии. «Проехав Европу, смею вас уверить, — писал он родным — что нет лучше народа русского, нет лучше места как Есёмово и Фёдоровское, где бы я желал провести некоторое время в кругу милых сердцу моему». К сожалению, он не смог обрести семейного счастья и остался холостяком. К тому же его финансовое положение было незавидным, и генеральское жалованье (1800 рублей в год) не могло покрыть накопившихся долгов. Сеславин обратился к царю, но встретив оскорбительно холодный приём при дворе, подал в отставку. 17 августа 1820 года 40-летний боевой генерал, который участвовал в 74 сражениях, имел 6 ран, 6 орденов и золотую саблю «За храбрость», был уволен со службы. Но всё же часть долгов царь, в память о заслугах Сеславина, взял на себя. А через некоторое время «Во уважение отличной его службы в прошедшую войну и полученных ран» он пожаловал отставному генералу для уплаты долгов 50 тысяч. Были удовлетворены и просьбы Сеславина об определении с содержанием от казны двух дочерей и двух сыновей старшего брата в Екатерининский институт благородных девиц и в Пажеский корпус.

В 1827 году Сеславин вступил во владение родовым имением Есёмово, которое находилось в запустении. Переименовав свое сельцо в Сеславино, он построил новый дом, прибавил земли крестьянам, дал им лес на избы, завёл сельхозмашины, но с трудом сумел установить нужный ему порядок. Отставной генерал жил уединённо. Он занимался хозяйством, много читал. И сам писал записки о былом. Сочинения Михайловского-Данилевского о событиях 1812 года его раздражали – в них многое было неверно отражено. В августе 1834 года Сеславин присутствовал на открытии Александровской колонны на Дворцовой площади Петербурга, а в 1839 — участвовал в Бородинских торжествах. И с тех пор он почти не покидал своего имения. 25 апреля (7 мая по н.ст.) 1858 года на семьдесят восьмом году жизни Александр Никитич Сеславин скончался. Но не сбылось его желание быть похороненным в Храме Христа Спасителя или под колонной Никольского собора Черноостровского монастыря в Малом Ярославце, построенных в память победы русских войск в войне с Наполеоном. Похоронили генерала недалеко от усадьбы на берегу речки Сишки вблизи её впадения в Волгу. На памятнике герою Отечественной войны 1812 года выбиты строки поэмы Жуковского «Певец во стане русских воинов». А неподалёку стоит обелиск в память защитников Родины в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

image

Фото могилы А.Н. Сеславина с сайта города Ржева

 

Примечания:

Даты даны по старому стилю.

1.Д.Н.Шереметьев (1803-1871), сын графа Н.П. Шереметьева и его крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой.

2.Офицеры Конной артиллерии щеголяли в красном мундире с черными бархатными лацканами, с золотым аксельбантом, в шляпе с белым плюмажем, лосинах и гусарских сапожках со шпорами. Конно-артиллерийский строй вызывал восхищение светских дам.

3.Павел I восстановил дисциплину в армии, пришедшую в упадок к концу правления Екатерины II, улучшил быт военных. В артиллерии «громоздкие пушки екатерининских времён» были заменены более совершенными орудиями, «легче и поворотливее прежних». Но многие другие «нововведения» императора вызвали ненависть военных и придворных, и в том же 1800 году на трон взошёл сын Павла Александр.

4.В 1805 году Россия присоединилась к антифранцузской коалиции.

5.Сеславиным 1-м прозывался его старший брат Пётр, также служивший в лейб-гвардии конной артиллерии. В армии служили и их два младших брата.

6.За бои под Витебском был представлен к чину полковника, но получил его осенью 1812 года.

Список использованной литературы:

1. Война 1812 года. Обзор основных событий. Литографическое издание. М., 1854

2.М.И. Семевский. Партизан Сеславин. СП-б., 1860

3.Отечественная война 1812 года. Журналы военных действий в 1812 году. Том XV, СП-б., 1911

4.В. Ильинский. Отечественная война и партизан Сеславин. Тверь, 1912

5.Н.Л. Хатаевич. Партизан А.Н. Сеславин. Библиотечка «Герои Отечественной войны 1812 года». Московский рабочий, 1973

6. Александр Валькович. А.Н. Сеславин. Из сборника «Герои 1812 года», серия ЖЗЛ, вып. 11, М., «Молодая гвардия», 1987

Запись опубликована в рубрике Война 1812 года. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*