Партизан Фигнер

«…Наш Фигнер старцем в стан врагов

Идет во мраке ночи;

Как тень, прокрался вкруг шатров.

Всё зрели быстры очи…

И стан еще в глубоком сне,

День светлый не проглянул —

А он уж, витязь, на коне,

Уже с дружиной грянул!»

В.А. Жуковский. Поэт во стане русских воинов.

 

История Фигнеров в России началась в начале XVIII века с прибытием из Ливонии Самуила Фигнера фон Рудемерсбаха. Его сын Самуил Самуилович Фигнер после службы в российской армии заведовал Императорскими стекольными заводами. И в 1801 году был за верную службу пожалован потомственным дворянством, а затем — назначен вице-губернатором Псковской губернии.

Средний его сын Александр родился 2 октября 1787 года. Окончив в 1805 году кадетский корпус, Фигнер принял участие в экспедиции русского флота в Средиземном море (1805–1806). Он прекрасно знал французский язык, а побывав в Италии, в совершенстве выучился итальянскому, что весьма пригодилось ему впоследствии. В 1810–1811 годах 23-летний артиллерийский поручик Александр Фигнер участвовал в русско-турецкой войне и был награждён орденом Св. Георгия IV степени — он был одним из двух добровольцев, ночью измеривших крепостной ров новой турецкой крепости Рущук.

В 1812 году Фигнер командовал легкой ротой артиллерийской бригады, входившей в состав 1-й Западной армии. За «отличную храбрость», которую он проявил 7 августа, отбив атаку французской пехоты и пленив неприятельского капитана, Фигнера произвели в капитаны. Он участвовал в сражениях под Островно, Смоленском и Бородино.

Рис. Кипренского. гравюра И. Ческого

Портрет А.С. Фигнера. Рис. О. Кипренского. Гравюра И. Ческого

С разрешения генерала А.П.Ермолова, Фигнер отправился на разведку в занятую врагом Москву. Переодевшись в крестьянское платье, он бродил по городу, вслушиваясь в разговоры неприятельских солдат. А по ночам его небольшой отряд, состоящий из жителей города, крестьян и отставших от своих частей солдат, нападал на вражеских мародёров. Желание Фигнера убить Наполеона не сбылось – при входе в Кремль его задержали, но после допроса отпустили. Собрав разведданные, Фигнер пристроился к французскому отряду в качестве проводника. Ночью он бежал, а затем напал со своим отрядом на врага.

Кутузов высоко оценил действия Фигнера. Он объявил ему благодарность и разрешил сформировать из ахтырских гусар, улан, харьковских драгун и казаков армейский партизанский отряд численностью около 800 человек. С 26 сентября отряд стал действовать в тылу врага, перерезая его коммуникации, отбивая обозы с продовольствием и вооружением. 1 октября 1812 года М.И. Кутузов рапортовал Александру I: «Ахтырского гусарского полка подполковник Давыдов, гвардейской артиллерии капитан Сеславин и артиллерии капитан Фигнер наиболее отличились своею предприимчивостью и успехами… Осмеливаюсь… представить подполковника Давыдова и гвардии капитана Сеславина произвесть в полковники, а артиллерии капитана Фигнера в подполковники…».

Фигнер ненавидел врага за насилие над жителями, мародерство и варварство в городах, селениях и храмах и был беспощаден к захватчикам. Как сообщалось 24 сентября в журнале военных действий, отряд Фигнера «истребил в окрестностях Москвы всё продовольствие»; в сёлах, лежащих между Тульской и Звенигородской дорогами, уничтожил до 400 неприятелей; на Можайской дороге вывел из строя передвижной парк для снабжения вражеской армии: 6 батарейных орудий утопил в болоте, взорвал 18 ящиков снарядов и взял в плен полковника, четырёх офицеров и 58 рядовых, а также уничтожил на месте «великое число рядовых и трех унтер-офицеров». В рапорте боевых действий от 29 сентября сообщалось, что партизаны Фигнера находясь между большой неприятельской армией и её авангардом, собирали сведения о её силе, направлении движения и намерениях врага. В течение двух дней им были доставлены 200 рядовых и 4 офицера неприятеля. 3 октября Фигнер находясь «в самой близости от неприятеля» взял в плен 40 «отменнейших артиллеристов и двух офицеров. 8 октября в журнале военных действий описывалась очередная экспедиция Фигнера, во время которой он взял в плен 5 офицеров и 345 рядовых, уничтожив 6 офицеров и 360 рядовых. В селении Плескове неприятель в количестве 300 человек прикрывал заготовку зерна. Фигнер предал огню три тысячи четвертей муки вместе с местной мельницей, а также множество зерна ржи и фуража в окрестных деревнях. При этом потери его отряда составили: 2 офицера и 5 рядовых убито и ранен штаб-ротмистра.

«Немецкого происхождения, но в деле настоящий татарин», — так отзывался Наполеон о командире армейского партизанского отряда Александре Самуиловиче Фигнере, объявив за его голову большую награду.

Кутузов восхищался «великостью духа» и «сметливостью сверхестественной» Фигнера и считал, что он как воин превосходил почти всех отвагой и предприимчивостью. Благодаря слухам и отчасти зависти к его удаче и храбрости, Фигнеру ставили в вину жестокое обращение с пленными, словно все остальные относились к ним милосердно. К сожалению, в своих воспоминаниях Денис Давыдов ещё более преувеличил жестокость Фигнера, хотя и сам расстреливал пленных, и отдавал их на растерзание крестьянам…

Порой партизаны Фигнера, Сеславина и Давыдова объединялись между собой или с регулярными частями, участвовали в крупных военных операциях и в освобождении городов. Встретившись у села Атепцева, Фигнер и Сеславин договорились о нападении на крупный отряд Орнано, остановившийся в селе Фоминском, что и было сделано рано утром 6 октября. Когда началось отступление французов, Фигнер вместе с Сеславиным отбил у них транспорт с драгоценностями, награбленными в столице.

После освобождения Вязьмы отряды Сеславина и Фигнера продолжали движение вслед за вражеским арьергардом вдоль Большой Смоленской дороги. 24 октября (5 ноября) они встретились с отрядом Давыдова. В это время в сёлах Язвине и Ляхове находились большие силы неприятеля. В Язвине, как донесла разведка, стоял генерал Ожеро с двумя тысячами солдат пехоты и кавалерии. В трёх наших отрядах насчитывалось 1200 человек кавалерии, 90 егерей и 4 орудия. Пришлось обратиться к генералу В.В. Орлову-Денисову с его казачьими полками. На предложение сдаться генерал Ожеро ответил отказом – он знал, что из Ляхова в тыл партизанам заходила неприятельская колонна в 2 тысячи человек. Но их встретили полки Орлова-Денисова. Фигнер отправился в Язвино, и после кратких переговоров в плен сдались 2 тысячи солдат, 65 офицеров и сам генерал Ожеро.

Донесение Александру I об этой победе Кутузов отправил с Фигнером. Как сообщал Кутузов, «в первый раз… неприятельский корпус сдался нам» Император тепло принял прославленного партизана и, выслушав его представления о наградах подчиненным, поинтересовался, чего же хочет Фигнер для себя самого. Тот попросил помиловать своего тестя Бибикова, бывшего губернатора Псковской губернии, обвинявшегося в проступке, из-за которого лишался дворянских прав. Царь был недоволен просьбой, но Бибикова простил!

Навестив супругу фельдмаршала, Фигнер передал ей письмо, где Кутузов представлял своего посланника : «… это человек необыкновенный. Я такой высокой души ещё не видел, он фанатичен в храбрости и в патриотизме, и Бог знает, чего он не предпримет».

В начале 1813 года Фигнер по секретному предписанию Кутузова проник в крепость Данциг под видом итальянского купца. И комендант крепости генерал Ж. Рапп доверил ему доставку секретных депеш Наполеону, но они оказались у русского командования. Фигнер создал отряд из немцев, итальянцев и казаков и действовал в тылу противника на территории Германии. Близ города Дессау отряд был окружён французами. 1 (13 по н.ст) октября 1813 года полковник Фигнер погиб при попытке переправиться через реку Эльбу. Тело его не было найдено…

Петербургский банкир, получив известие о гибели Фигнера, из уважения к памяти героя разорвал его вексель на семь тысяч рублей. Супруга Фигнера красавица Ольга Михайловна, с которой он не успел прожить и года, осталась на всю жизнь вдовой, отклонив несколько предложений о новом браке.

Вскоре после окончания Отечественной войны 1812 года появились гравюры с изображениями самых прославленных участников кампании. Надпись под портретом полковника А.С. Фигнера гласит: «Всегда находится в самой близи к неприятелю. Донесение кн. Кутузова-Смоленского». Имя Фигнера есть на памятных досках Отечественной войны 1812 года в храме Христа Спасителя.

А.С. Фигнер

В год 200-летия Отечественной войны 1812 года был создан бюст Фигнера, установленный в галерее героев 1812 года на Поклонной горе в Москве.

Запись опубликована в рубрике Война 1812 года. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*